1.7. Что могло привести к разнообразию мегалитов?

«Именно только жизненно необходимая идея, могла породить произведение зодчества, подобные дольменам»

На конструктивное разнообразие и долговечность западно-кавказских дольменов, прежде всего, повлияли горные породы, из которых они сооружались. Каждая горная порода, имеет свои свойства, например, есть песчаники настолько мягкие по твёрдости, что из них строит мегалит не имело смысла. Или в Абхазии основная масса дольменов строилась из больших известняковых плит. Известняк, довольно мягкая и хрупкая осадочная горная порода, блочные конструкции дольменов из них получались бы не долговечными. Мегалиты других конструкций и из других горных пород в Абхазии, встречаются редко, например, корытообразные дольмены, а сделанных из блоков и плит (составных) Марковиным В.И. не отмечено.

Как предполагает Кудин М.И. в эпоху бронзы «по-видимому, существовали локальные племенные группировки носителей культуры дольменов, разные «архитектурные школы» [2]. Но что это были за «архитектурные школы»? В то давнее время религиозные верования только зарождались, то есть и идеологические основы были ещё в зародыше. Ареал, где это происходило, расположился сравнительно компактна, но он имел различные естественно-природные условия. В основном это была горно-лесная зона с разным количеством осадков, а их интенсивность зависела от экспозиции склонов хребтов Большого Кавказа. А горные хребты районов локализации дольменной культуры, были сложены различными горными породами и являлись естественным препятствием активных взаимосвязей для населения, особенно в межсезонье. Что повлияло на размещение дольменостроителей в нескольких районах проживания, возможно, и по племенному признаку. Видимо, хоть и не большая удалённость районов друг от друга также, влияла на архитектуру дольменов, как например, в христианском мире православные храмы, отличаются от католических. То есть, каждая группа, внесла свой вклад в разнообразие конструкций при построении каменных сооружений — дольменов, используя то что им предоставила природа.

Кроме того, не везде сразу на Западном Кавказе стали одновременно строить дольмены. Нужно было какое-то время, чтобы охватить горную территорию Западного Кавказа мегалитической идеологией, где она стала традицией. Зарождение и развитие традиции строительства дольменов, происходило в несколько разобщённом обществе, где постепенно складывались центры дольменостроения. Относительная разобщённость общества строителей сооружений из больших камней и разновременность начала создания дольменов в разных местах, также повлияли на их архитектурные различия и образование такого конструктивного разнообразия мегалитов. Смотреть карту «Районов локализации дольменов Западного Кавказ», её обоснование приводится в очерке «Реконструкция».

Картосхема районов локализации дольменов Западного Кавказа.
Карта районов локализации дольменов Западного Кавказа. Цифрами 1, 2, 3, 4, обозначены соответственно Северо-Западный, Восточный, Центральный и Юго-Восточный районы [1]

Другая важная причина, влияющая на разнообразие конструкций каменных памятников — это время. За тот период времени, который возводились дольмены, их конструкции менялись, усложнялась архитектура и совершенствовалась технология сооружения, т.е. происходило развитие этой традиции. Следует учесть, что в конструкциях различных мегалитов наблюдается развитие и угасание дольменной культура. А возможно, происходили и промежуточные «взлёты» и «падения» в возведении этих монументальных сооружений. Из чего же черпали свою фантазию древние архитекторы и строители дольменов? «Жилища мёртвых строились по образцу и подобию жилищ для живых». Разница лишь в материалах, из которых сооружались дольмены, и дома, где проживали строители мегалитов.

«Древнейшим из известных нам типов жилого дома абхазцев, абазин и адыгейцев была круглая в плане плетёная постройка, с конической крышей. Такой вывод вытекает из учёта этнографических материалов». Почему первые жилища строили именно круглой формы? Вероятно, из-за конической формы временных жилищ в виде шалаша и особенностей создания плетня. В Абхазии, например, наиболее древней формой для жилья человека была круглая плетёнка с остроконечной конусовидной крышей, абхазское название акуацэ. «Обнаруженный у станицы Царской (сейчас Новосвободной) в 1869 г. многогранный, а по сути дела круглый дольмен, повторяет собой в камне абхазскую акуацэ» [3].

Тип круглого абхазского жилища акуацэ (акуацв)
Тип круглого абхазского жилища акуацэ (акуацв) (фото Ю.Г. Аргун, сайт: Sputnik Абхазия)

Другой тип домов, имел прямоугольную форму. «Стены их состояли из вбитых в землю жердей (толщиной до 6 см), пространство между которыми заплеталось прутьями диаметром от 1 до 3 см. Стены домов состояли не из одного, а из двух параллельных рядов плетня. Промежуток между рядами заполнялся глиной, замешанной с рубленной соломой. Кроме того, плетёные стены с двух сторон обмазывались такой же глиной» [3]. Описанный тип жилья с плоской крышей очень похож на плиточный дольмен. И если в такое жилище сделать вместо дверей круглый лаз, получится копия дольмена.

В Абхазии прослеживаются и более поздние по времени постройки четырёхугольной формы, без фундамента и так же плетёные жилища с двухскатной или односкатной (плоской) четырёхугольной крышей. Среди мегалитических построек жилища с двухскатной крышей, копирует обнаруженный у станицы Царской (сейчас Новосвободной) в 1898 г. дольмен с двухскатным каменным перекрытием. Рисунок мегалита с двухскатной крышей, приведён в очерке «Многообразие конструкций дольменов». Несмотря на одновременное существование разных типов жилищ на Северо-Западном Кавказе с энеолита, турлучные постройки прямоугольной планировки определённо являлись основным типом жилья. [3]

Возникает так же вопрос почему на Кубани туземное население, не строило каменные жилища для человека? Ответ на этот вопрос даёт Лавров Л.И. «отсутствие каменного строительства у черкесов объясняется не только предубеждением против него, но и подвижностью черкесских племён, часто менявших своё местожительства. Естественно, что при такой подвижности возводить капитальные постройки не имело смысла» [3]. Под черкесами следует здесь понимать абхазов, абазин и адыгов. В Абхазии простой народ, строил себе плетёные из хвороста глиняные жилища, эта традиции сохранялась и у абазин. А крупные феодалы Абхазии жили в каменных постройках, которые сооружались с 1 тысячелетия н.э.

Строители дольменов, вели оседлый образ жизни, жили в турлучных жилищах и не строили каменных жилищ. Если они и кочевали, то по определённому маршруту, без значительного удаления от мегалитических святынь. И говорить, что они кочевали, вероятно, будет неверно, т.к. строительство и дальнейшее использование дольменов требовало оседлого образа жизни. Быть может, предубеждения не строить каменные жилища живым, кроются в других неизвестных или забытых причинах связанных не с военными или социальными условиями, а с древними религиозными традициями местного населения. Возможно, «вечные» каменные дома мёртвых (дольмены) не полагались живым и связь между плетёнными жилищами, и постройками домов для усопших существовала только конструктивная.

Вероятнее всего, каменное жилище мог себе построить, в те давние времена, род или большая семья с достатком, но это не было принято. Надо полагать, что жилище для человека не представляло ценности, как у современного. Ценность имели оружие, орудия труда, продукты, скот и прочее. Поэтому дома строили из доступного и простого материала (глина, прутья), используя который небольшая группа из 3-4 человек могла бы за короткое время соорудить жильё. По своей сути кавказский дольмен похож на дом, но это дом для мёртвых. Даже при мягком климате Западного Кавказа, а дольмены стоили, как правило, до абсолютных высот не превышающих 1000 метров, в таком каменном сооружении круглый год жить было бы неуютно. А дом или жилище из дерева и глины могла позволить любая небольшая семья. В таком жилище зимой будет тепло, а летом прохладно и затраты на его строительство и эксплуатацию незначительны.

Для человека того далёкого времени, вероятно, нужна была уверенность в сохранении праха предков, побудившая строить сооружения из камня. Формозов А.А. отмечал, что люди благодаря строительству «несокрушимого каменного жилища для усопших, сделали важный шаг в развитии архитектуры» [10]. «Именно только жизненно необходимая идея, могла породить произведение зодчества, подобные дольменам» [5].

Следует отметить, что в горах выше зоны леса сооружались каменные дома — сакли, но относящиеся к периоду железного века, которые строились и позже в средневековье, уступая на Западном Кавказе по количеству турлучным домам. Техника строительства из двойного плетня стен домов, известна с начального этапа появления первого металла на Северо-Западном Кавказе, сохранялась вплоть до первой половины ХVII в. [3]

Связь дольменов, т.е. жилищ мёртвых с жилищами живых отмечали многие исследователи мегалитов. Так историк и археолог Лещенко А.Ф. указывает, что «четырёхугольный дольмен представляет собой копию плетёных абхазских и мегрельских домов с навесом, пристроенным к передней стене. А круглые дольмены нужно считать копиями круглых плетёных хижин» [4]. Марковин В.И. так же не отрицал, что дольмены это подражание жилищу человека, он констатировал, что «дольмены по форме напоминают жилые постройки и, очевидно, являются отражением реально существующих жилых домов» [6]. Данное извлечение относится к подкурганным дольменам у станицы Новосвободной, найденных в урочище Клады.

Почему-то многие исследователи мегалитов склонны считать, что дольмены стали строить в качестве «погребальных домов». Есть ведь фактические данные, что людей в то время также хоронили и в обычных могилах [7], обустроенных каменной кладкой состоящей из тонких и необработанных горных пород. А может быть, дольмены стали строится первоначально как родовые «храмовые сооружения», а их монументальность вполне этому соответствует. Следующим и, вероятно, вторичным назначением дольменов было их последующее использование для захоронения знатных и почитаемых людей. Эта традиция, через определённое время стала главенствующей, хотя люди продолжали поклонятся и самим каменным сооружениям, считая их святилищами. Быть может, смена их функционального назначения, могла также повлиять на разнообразие конструкций дольменов.

Если взять набор заготовок каменных блоков и плит, и предложить современному человеку, незнающему ничего о дольменах, построить из них, что-то вроде однокомнатного дома. Особых вариантов и внешних отличий от сооружений бронзового века, мы не увидим, так как современные постройки, вероятнее всего, будут напоминать дольмены. По всей видимости, из всего многообразия дольменов, на Западном Кавказе, имеются (имелись) почти все, возможные, варианты построек каменных сооружений (дольменов), которые мог позволить местный строительный материал, инженерная смекалка и выдумка древних мастеров-строителей.

Здесь также, следует привести данные археолога Трифонова В.А. о выделении им среди мегалитов Западного Кавказа двух типов [9]: «массовые» («обычные») архитектурные проекты памятников и «элитные» сооружения. К последним он относит археологические памятники: комплекс Псынако-1 (долина реки Пшенахо, Туапсинский район), комплекс в Джубге (Туапсинский район), комплекс Жане 1 (городской округ Геленджик), некоторые сооружения урочища Клады и др. Рисунки и, или фото указанных археологических комплексов, приводятся в тексте публикации в других очерках. К признакам элитарности дольменов он, предложил относить следующее факторы:

  • размеры погребальной камеры, как правило, больших объёмов;
  • значительные по высоте размеры насыпи и двора больших площадей у дольмена;
  • качество отделки поверхности конструкций из которых сделаны памятники, наличие петроглифов, рельефного орнамента и пр.;
  • особенные архитектурные элементы, а именно, наличие дромоса, жертвенника, крепиды вокруг камеры или насыпей, опорные колонны, циклопическая кладка — конструкции состоящие из больших тёсанных каменных глыб, без связующего раствора и др.
Реконструкция портального плиточного дольмена у ручья Змеиный.
Реконструкция портального плиточного дольмена у ручья Змеиный. Рисунок и надписи конструктивных деталей мегалитического сооружения Трифонова В.А.

Ярким примером массовых дольменов могут служить, например, некрополи урочища Богатырская Поляна и в долине речки Кизинчи, состоящие из нескольких сотен стоящих рядом и похожих друг на друга памятников.

В 2009 г. археолог Трифонов В.А., пишет следующее «… можно высказать несколько общих оценок «дольменостроительства» как культурного феномена. Если прежде основным в характеристике этого явления был мегалитический аспект, подразумевающий, главным образом, примитивное строительство из огромных камней, то теперь, на наш взгляд, можно говорить о глубоко укоренившейся на Западном Кавказе традиции грандиозного по размаху монументального культового строительства из тёсанного камня, а это, можно сказать, другой раздел истории архитектуры Древнего мира.

К этому следует добавить, что, судя по размерам, планировке и отделке некоторых дольменных комплексов, они выполняли функцию общественных сооружений — святилищ и даже храмов. Как иначе объяснить причины строительства перед фасадами дольменов обширных, мощёных, обнесённых стенами дворов, площадь которых достигает несколько сот квадратных метров? Даже если в этой оценке есть известная доля преувеличения, то она, на наш взгляд, справедлива при выборе направления будущих исследований» [8].

Ниже, приводится таблица, возможной, строительной эволюции дольменов, по Трифонову В.А., при это он отмечает «… исходя из высокой вероятности эволюционного развития инженерно-строительной техники того времени, высокой степени её консерватизма и неизбежном при этом возникновении многочисленных переходных и рудиментарных форм, можно предположить не только несколько альтернативных вариантов возможной смены одних типов дольменов другими, но и допустить существование практики одновременного строительства дольменов разных типов» [9].

Возможное направление строительной эволюции
Возможное направление строительной эволюции: от круглых в плане дольменов к трапециевидным по Трифонову В.А. [9] Цифрами в таблице обозначены номера дольменов, которые приведены в ней для примера, в двух проекциях: верхний ряд — поперечный разрез, нижний ряд — план:
1. Колодцеобразная составная плиточная гробницы — расположена у посёлка Красная Поляна (долина реки Мзымта) 2. Составленный из блоков (составной) дольмен № 1 из мегалитического комплекса Жане 1, расположен в долине реки Жане 3. Составной дольмен Гузерипль 2, расположен у посёлка Гузерипль на территории Кавказского государственного заповедника 4. Составной дольмен Гузерипль 1, расположен у посёлка Гузерипль (долина реки Белой) 5. Составной дольмен, расположен на юго-восточном отроге горы Нексис (398 м) примерно в 4-х км на восток от города Геленджик 6. Плиточный дольмен, из Кизинской группы № 54. Лаз, имеет форму арки, такие характерны для Восточного района концентрации дольменов Западного Кавказа.

Использованная литература и источники

  1. Ковешников В.Н. О районах концентрации Кубанских дольменов. Издано:
    • IХ Твердовские чтения. Сборник материалов Международной научно-практической конференции (туризм, краеведение, рекреация, экология, образование). Краснодар, 2017;
    • Краеведение на Кубани: проблемы, поиски, решения. Коллективная монография. Выпуск 1. Краснодар, 2017.
  2. Кудин М.И. Дольмены в верховьях реки Бекишей. Сочинский краевед, выпуск 13. Сочи, 2007.
  3. Лавров Л.И. Избранные труды по культуре абазин, адыгов, карачаевцев, балкарцев. Нальчик, 2009.
  4. Лещенко А.Ф. Матерiяли до орнаментики дольменiв на Пiвнiчно-Захiдньому Кавказi. Кн. Антропологiя, т. VI. Киiв, 1931.
  5. Марковин В.И. Дольмены Западного Кавказа. М., 1978.
  6. Марковин В.И. Очерк изучения дольменов Прикубанья и Причерноморья. Сборник материалов по археологии Адыгеи, том III. Майкоп, 1972.
  7. Трифонов В.А., Зайцева Г.И., Плихт Х., Бурова Н.Д., Семенцов А.А., Ришко С.А. Первые радиоуглеродные даты альтернативных форм погребального обряда «дольменной» культуры на Северо-Западе Кавказа. Материалы международной конференции, посвящённой 110-летию М.П. Грязнова. Том. 2. СПб, 2012.
  8. Трифонов В.А. Спасение дольмена из Колихо. Научно-популярный журнал «Достояние поколений» № 3. М., 2009.
  9. Трифонов В.А. Что мы знаем о дольменах Западного Кавказа и чему учит история их изучения? Дольмены современники (свидетели) древних цивилизаций. Сборник. Краснодар, 2001.
  10. Формозов А.А. Памятники первобытного искусства. М., 1980.